НОВОСТИ ДОКУМЕНТЫ КОНСУЛЬТАЦИИ ПУБЛИКАЦИИ РЕЗУЛЬТАТЫ ССЫЛКИ КАРТА  
 

МЕНЮ

ГЛАВНАЯ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПЛАКАТЫ

ПАМЯТКИ

ФЕДЕРАЛЬНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ

РЕГИОНАЛЬНЫЕ
ПУБЛИКАЦИИ

Подписаться

Отказаться

0208765

 


"Первое сентября"

Единый экзамен выявляет многие проблемы школы. Некоторые из них он сам и создает

На последнем мероприятии международной научно-практической конференции «Оценка качества образовательных достижений в системе общего образования» были составлены рекомендации по ее итогам.
ЕГЭ станет базовым элементом системы оценки качества образования. Он изменит содержание учебного процесса, формы и методы текущей оценки учебных достижений; повлияет на механизмы контроля в сфере образовательной деятельности – будет осуществлять управляющее воздействие «без явного использования директивных механизмов»,
а также подчинит себе систему аттестации, повышения квалификации и подготовки студентов...


Мы предлагаем нашим читателям краткий обзор тем и проблем, по которым шли обсуждения на многочисленных секциях конференции.

Мониторинг non-stop

По замыслу реформаторов, в 2009 году должно быть завершено создание сети региональных центров обработки информации, которые станут заниматься организационным, технологическим и методическим обеспечением единого государственного экзамена. Эта сеть станет основой для создания общероссийской системы оценки качества образования (ОСОКО). В перспективе в структуру ОСОКО планируется включить мониторинг качества образования на основе государственной (итоговой) аттестации выпускников 9 классов и мониторинг качества образования выпускников начальной школы. Тройной мониторинг может привести к тому, что над учителями будет еще больше нависать «необходимость повышения успеваемости», о которой говорится в аналитическом докладе «Оценка качества образовательных достижений в системе общего образования». Авторы доклада предлагают выдавать «худшим» ученикам российской школы некий документ о завершении обучения, а не аттестат общего образца. Документ, который не дает права на поступление в вузы и ссузы. Эта мера, предполагается, освободит учителей от досадной необходимости всеобщего повышения успеваемости.
Учить тому, что можно измерить

Влияние ЕГЭ на учебный процесс можно назвать двойственным. С одной стороны, он помогает выявить некоторые пробелы в обучении. Например, анализируя результаты ЕГЭ-2006 по русскому языку, специалисты Федерального института педагогических измерений (ФИПИ) узнали о затруднениях учеников по поводу интерпретации текстов, анализа структуры текста, выяснения способов и средств связи предложений. Соответственно именно на этих темах учителям-словесникам следует сосредоточиться. Не на каких-то других, а именно на тех, на которые указали действующие КИМы. Следует отметить также, что за годы, прошедшие с начала эксперимента по введению ЕГЭ, качество контрольно-измерительных материалов существенно улучшилось. В настоящее время в предметных комиссиях начата работа по созданию КИМов, которые позволили бы оценить глубину понимания, способность применить знания в новой, в том числе внеучебной ситуации. С другой стороны, многие более важные, чем средства связи слов в предложении, образовательные результаты КИМы не замечают и не улавливают. Например, владение связной речью, умение вести наблюдения, исследовать.
Руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки Виктор Болотов так и сказал: «ЕГЭ стал выталкивать из школы практикумы и лабораторные». А председатель Научно-методического совета по физике профессор Геннадий Спирин предложил «рассмотреть вопрос о введении дополнительного испытания – зачета по проверке экспериментальных умений». На конференции также говорили о том, что введение ЕГЭ усиливает тенденцию к сужению содержания образования: старшеклассники сосредотачивают свои усилия на предметах, по которым предстоит ЕГЭ, пренебрегая остальными.
Совмещенность как проблема

Особенность единого экзамена – соединение итоговой аттестации с вступительными экзаменами в вуз. Обе задачи считаются равнозначными. Но требования к подготовке абитуриентов, поступающих на разные специальности, различны. Представители экономических вузов говорят о том, что их контингент срезается на незначимых для них вопросах физической географии, а преподаватели геофаков, напротив, указывают на элементарность включенных в КИМы вопросов по физической географии.
На конференции выступала Лариса Денищева, член федеральной предметной комиссии разработчиков КИМов для ЕГЭ по математике: «Возможно, разработка КИМов должна иметь главную цель: отбор абитуриентов для зачисления в вуз. Может быть, КИМы должны создаваться на основе принципа дифференциации, «с прицелом» на различные типы вузов: технические, экономические, классические университеты». Резонно, но принятие этого предложения, улучшив качество отбора, затруднит использование единого экзамена в качестве инструмента итоговой аттестации. Впрочем, за уровневый ЕГЭ высказывались многие участники конференции: реальные достижения учащихся располагаются как минимум по четырем уровням.
Где ЕГЭ и где профили?

КИМы 2009 года будут основываться на Стандартах-2008, которые, в отличие от предыдущих, содержат требования как к базовому, так и к профильному уровню подготовки. Возможно ли это в рамках ЕГЭ? Или для решения этой задачи необходимо создать два разных теста? Председатель федеральной предметной комиссии
разработчиков КИМов для ЕГЭ по физике Марина Демидова говорила: «Должно быть принято решение, что проверяет ЕГЭ: базовый или профильный уровень стандарта». По ее мнению, следует ориентироваться на профильный уровень и рассматривать ЕГЭ-2009 по физике как экзамен, предназначенный для выпускников профильных классов. Но тогда ЕГЭ по физике будет недоступен для выпускников других профилей и универсальных классов! Ситуация усугубляется тем, что во многих регионах у большинства школьников просто нет возможности перейти в класс (группу) желаемого профиля. «Кто пойдет учиться в технические вузы, если у нас классы с профильной физикой можно пересчитать по пальцам? В Ярославле их всего пять-шесть», – вопрошала участница конференции.
Чему послужат результаты?

Директор ФИПИ Андрей Ершов уверен: «ЕГЭ должен давать основу для принятия управленческих решений». Что стоит за этими словами – понятно: школу, учителей следует оценивать по результатам, которые получили дети на ЕГЭ. И без анализа результатов всем ясно: в лицее учатся лучше, чем в обычной школе; в больших городах достижения выпускников выше, чем на селе; городские девушки сдают экзамен успешнее юношей.
Заместитель директора ФИПИ Галина Ковалева высказалась против уравнительного подхода к интерпретации результатов ЕГЭ: «Данные ЕГЭ необходимо использовать для сравнения сопоставимых вещей, а не сравнивать огульно все школы. Надо сгруппировать образовательные учреждения по статусу, месторасположению и только потом выделить факторы, которые влияют на результаты». Анализ результатов – это повод для анализа состояния образования и поиска путей его совершенствования, а вовсе не аргумент для принятия манипулятивных решений управлений образования. «Мы выяснили, – продолжила Галина Ковалева, – что наполняемость классов влияния на результат практически не оказывает. В странах юго-восточного региона (Южная Корея, Сингапур) есть классы с наполняемостью шестьдесят человек, тем не менее эти страны показывают высокие результаты в международных исследованиях. А вот число классов – более существенный фактор. Оптимально, когда в школе 3–4 параллели. При увеличении и уменьшении числа классов мы, как правило, наблюдаем снижение результатов».
Взгляд со стороны

С развитием КИМов у многих работников образования появилось искушение померить тестом любую педагогическую проблему – одним выстрелом убить всех зайцев. Опытные в тестировании американцы быстро обратили на это внимание: «Мне кажется, вы начинаете использовать ЕГЭ в целях, для которых он не был предназначен изначально, – сказал старший консультант по образовательным исследованиям АСПРЯЛ/АКСЕЛС (США) Марк Зелман, – здесь надо проявлять большую осторожность. Однажды наш министр образования попытался использовать результаты приемного экзамена в университет для оценки прогресса образования в стране, но из этого ничего не вышло. Более того, в ходе «эксперимента» быстро обнаружилась несостоятельность этой идеи».
Доктор Говард Эверсон (США) обратил внимание на то, что использование тестовой информации для развития образовательных учреждений предполагает особый подход к составлению тестов: «Между тестами для отбора в институт и тестами для улучшения работы школы – пропасть. Первый тест быстро превращается в «лошадиные бега», предоставляя минимум полезной информации для школьных учителей и администраторов».
Директор Национального института измерений и образования Нидерландов Хендрик Крифт поделился совсем уж необычным для нашей страны опытом: «Управление качеством образования должно осуществляться самими школами, это общеевропейская тенденция. Когда проверяющий приходит в школу, первое, что он делает, – требует отчет самооценки работы школы».
Учебники снова будут переписаны

Увы, существующие учебники, как показали многочисленные экспертизы, нацелены на репродукцию знаний: «Когда мы впервые посмотрели на российские учебники по естественно-научным предметам глазами международной экспертизы, обнаружили неожиданные вещи, – рассказала Галина Ковалева. – К примеру, весь учебник биологии рассчитан на простое воспроизведение учебного материала. Такой учебник никоим образом не побуждает ребенка к размышлению, проведению мысленных экспериментов, выработке собственной точки зрения. Весь материал дан как истина в последней инстанции». Между тем сегодня только хороших предметных знаний ученику недостаточно. Учебник не может быть справочником, написанным в доступной форме. В нем должно быть заложено и содержание деятельности школьника: самостоятельный поиск информации, ее обработка, способы работы с разным учебным содержанием – всё то, что соответствует понятию «новое качество образования» и соотносится с сутью концепции Стандартов-2008.
Что проверяет тест

Специалисты многих стран сейчас работают над созданием независимой системы оценки качества образования. Дальше всех в этом направлении продвинулись американские ученые, однако и они вынуждены признать: «Мы не можем сказать, что использование тестов по минимальным компетентностям позитивно влияет на получение знаний и навыков, необходимых в XXI веке. Мы даже не можем быть уверены в том, что наши тесты оценивают те знания и навыки, для оценки которых они были созданы. Мы можем лишь утверждать, что ученик освоил тот ограниченный объем знаний, который нужен для выполнения данного теста», – говорил Марк Зелман.
Разочарованные в старой дидактике, согласно которой обучение происходит по мере накопления фактов, от простого к сложному, американцы критикуют тесты, основанные на ней. «Оказалось, неправда, что, не усвоив простого, ребенок не может понять сложное, совсем наоборот!» – докладывал сообществу доктор Говард Эверсон. И рассказывал о новой теории обучения, основанной на инсайте, мгновенном схватывании ребенком целого. Новые американские тесты называются предсказательными. Их суть не разглашалась, в отличие от оценки, которую они дали нашим КИМам: «Если ваши тесты основаны на предметных знаниях, а оценка зависит от краткосрочной памяти, вы можете быть уверены только в одном: ваш ученик забудет почти все, что он узнал в школе. И очень скоро».

14 октября 2006 г.
 

 

Сopyright (c) 2003-2011, ГОУ РЦОКО. All right reserved